collapse

Для создания НОВОГО ПОСТА, необходимо выбрать нужный раздел ФОРУМА и создать в нем НОВУЮ ТЕМУ. Если вы новый пользователь, то вам нужно ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ на форуме


Автор Тема: На волосок от гибели  (Прочитано 155 раз)

Оффлайн Craus

  • Ветеран
  • *****
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
На волосок от гибели
« : 08.06.2018, 21:37:25 »


В Сараево прозвучали выстрелы. Потом ультиматум, мобилизация. Это в августе, а к осени уже заполыхало вовсю. В патриотических конвульсиях бились газеты, выстраивались тысячные очереди добровольцев, желающих сменить гражданское платье на военное обмундирование. Везде только и было разговоров, что о войне, вой­не, войне. Не оставался от них в стороне, естественно, и парусный люд.

На стенах кают-компании Санкт-Петербургского Речного яхт-клуба рядом с картами Балтийского моря появились карты «фронтовые». Народ толпился вокруг них, и каждый мнил себя если не стратегом, то тактиком. И вроде бы не до парусов было – не те времена, но, обсудив дела на «сухопутье», собеседники сворачивали в привычное русло.

С особой охотой все внимали рассказам о приключениях российских яхт, оказавшихся в немецких портах. Некоторые из них пришли туда в начале лета да задержались из-за поломок, некоторые участвовали в гонках – не суть, с объявлением войны у их экипажей была одна проблема: что дальше? Все суда под флагом ставшего вражеским государства подлежали аресту – пусть не сразу, но явно вскоре. Так что же, смириться? Или бежать?

...Теплой безлунной ночью из порта Гамбурга выскользнула яхта 8-метрового класса «Застава». Якорь поднимать не стали, чтобы не шуметь, просто обрезали канат. Черный парус наполнился ветром. Несколько дней, укрывшись в крохотной каюте, экипаж старательно уродовал его, натирая адской смесью машинного масла и угольной пыли, и теперь полотнище растворялось в темноте неба. «Застава» прокралась мимо немецких сторожевых кораблей и взяла курс на Швецию. До Стокгольма беглянка добралась благополучно, но направиться дальше, к родным берегам, уже не рискнула. И кто мог знать, что эта яхта, несколько лет простоявшая у причала, будет продана и переименована и более полувека будет ходить под флагом страны, так пекущейся о своем нейтральном статусе.

Подобных историй, каждая из которых могла бы стать сюжетом для авантюрного романа, было немало. На их фоне затишье у причалов отечественных яхт-клубов – и черноморских, и балтийских – казалось особенно удручающим, мертвенным. Конечно, тому было объяснение: уже через несколько дней после вступления России в войну выход в море для частных судов был запрещен.

Паруса были убраны до лучших времен. Что они наступят, в этом никто не сомневался.

***


Через полгода стало очевидно, что скорой война не будет, победы придется ждать долго. В связи с этим созданному тремя годами ранее Российскому парусному гоночному союзу предстояло пересмотреть свои планы. Какая уж тут Олимпиада, когда такое творится!

В марте 1915 года было проведено специальное совещание, целью которого было внесение поправок в устав РПГС. Начали с организационной части. Председателем был избран член военно-исторической комиссии при Главном управлении Генштаба, граф, вице-адмирал Александр Федорович Гейден. Должность эта была представительской, дела же предстояло вершить секретарю Союза, им стал Владимир Владимирович Арнольд, возглавлявший Стрельнинский яхт-клуб.

Именно Арнольд огласил те изменения, которые предлагалось внести в устав. Начал, впрочем, он не с этого, а с описания общего положения дел. Первое: многие моторные суда, приписанные к яхт-клубам, «встали под ружье», превратившись в разъездные катера, при этом на яхты парусные военные не претендуют. Второе: остается в силе запрет на выход в море, но что касается крупных рек, и прежде всего Волги, тут ограничений нет. Третье: достойно осуждения, с какой бесцеремонностью, лишь отчасти объяснимой, были исключены из членов российских яхт-клубов подданные Германской и Австро-Венгерской империй, и тем более достойно порицания, с какой торопливостью скупались по дешевке российскими яхтсменами суда их бывших товарищей по клубам.

Покончив с констатацией свершившегося и очевидного, Арнольд перешел к главному – изменениям в уставе. Отныне главная цель Российского парусного гоночного союза не подготовка к VI Олимпийским играм, но «объединение в деле развития парусного спорта всех российских яхт-клубов и парусных обществ». Затем последовали детали и частности, касающиеся правил проведения регат, обмера яхт, разбора протестов, единого гоночного календаря… И что удивительно: казалось бы, и впрямь частности, почти фантазии, ведь гонок-то нет, и когда они еще будут, тем не менее эти вопросы были рассмотрены самым тщательным образом, сопровождаясь горячими дебатами. Хотя, наверное, не было в том ничего особо странного: люди забылись, вдруг прикоснувшись к мирной жизни, это был мираж, в который всем хотелось верить.

В конце концов все тонкости были разрешены ко всеобщему удовлетворению, в том числе вопрос о членских взносах. Секретарь РПГС проинформировал коллег, что первоначально предполагалась «уравниловка», то есть клубы должны были вносить в бюджет Союза одинаковую сумму. По зрелому размышлению, однако, от данного предложения отказались, поскольку это уравнивало в обязательствах, например, элитарный Невский яхт-клуб со скромным Петроградским студенческим. В итоге решили, что размер взносов должен зависеть от числа судов, приписанных к яхт-клубу, их состояния, длины и прочих размерений. Так будет справедливо, вполне в духе новых демократических тенденций, лишь такой подход обеспечит Союзу долгую жизнь.

Она оказалась не слишком долгой, всего два года. Правда, февраль 1917 года обошел яхтсменов стороной, разве что клубы, прежде носившие звание «Императорские», перестали быть таковыми, ибо революционное самосознание противилось державному низкопоклонству.

Октябрь перечеркнул все безжалостно и грубо. Российский парусный гоночный союз был упразднен. Хотя, нет, не совсем так, его никто не разгонял, как матрос Железняк – Учредительное собрание, он просто исчез, растворился в революционном водовороте. Да и с чего бы существовать Союзу яхт-клубов, когда с самими клубами никакой ясности?

***



Первое время новой власти, провозгласившей себя властью рабочих и крестьян, было не до яхт и их владельцев. Для начала ей нужно было закрепиться на вершине. Конечно, членов Императорского С.-Петербургского яхт-клуба без лишних церемоний выпроводили из их особняка на Большой Морской, но в целом ситуация оставалась неопределенной. Бывшие хозяева затаились в ожидании неизбежного фиаско самозванцев, а хозяева новые никак не объявлялись.

Миновало несколько месяцев, и ранней весной 1918 года вышло распоряжение Народного комиссариата просвещения о создании на базе некоторых яхт-клубов водноспортивных станций. В Петрограде под реорганизацию попали Речной, Парусный, Стрельнинский и Невский яхт-клубы. Последний должен был стать другим примером: еще зимой в его помещения явочным порядком вселился Петроградский Морской яхт-клуб, членов которого в былые годы в надзирающих ведомствах величали не иначе как «вольнодумцами». Вот эти-то смутьяны и создали первую водную станцию, а если с буквальной точностью, то Водную станцию молодежи Васильевского острова.

Задачи, поставленные перед водноспортивными станциями, имели сугубо мирный характер: занятия парусным спортом, всемерная его популяризация, организация прогулок на яхтах, что само по себе интересно и для здоровья полезно. В общем, сплошное умиление… и абсолютная утопия.

22 апреля 1918 года Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом (ВЦИК) был принят декрет о всеобщем военном обучении молодежи, говоря по-революционному кратко – Всевобуче. Ответственное это дело поручили видному большевику Николаю Подвойскому, и едва ли не первый его приказ был о «военизации спорта». В том числе водного. В своей деятельности Всевобуч, исходя из необходимости и потребностей, мог опираться на водно-спортивные станции Наркомпроса, а также на яхт-клубы, гребные общества, спасательные станции, подведомственные другой новообразованной структуре – Главному управлению водных сообщений (Главводу).

Не прошло и месяца, как в «Известиях Балтийского областного комитета и управления водного транспорта Балтийского моря» появилась статья за подписью «В. Виноградов». Называлась он «Яхтсменство». Смысл ее сводился к тому, что прежние яхт-клубы служили лишь «целям личной забавы отдельных личностей», тогда как теперь их следует рассматривать как «предварительную школу воспитания будущих моряков и речников». И потому необходимо, чтобы «всякий с детства приучался любить водную стихию, быть в ней как рыба в воде, уметь плавать, грести, управлять яхтой, мотором, рулем, пароходом». В завершение товарищ Виноградов от имени Главвода, который, собственно, и представлял, заявлял о готовности оказать всемерную помощь в благородном деле реквизиции имущества бывших яхт-клубов, по крайней мере тех из них, которые не проявляют лояльность к новой власти, а демонстрируют прямо противоположное – классовую неприязнь и нежелание смириться с необратимостью перемен.

При всей своей зашоренности и категоричности В. Виноградов был прав в оценке отношения многих яхтсменов к грядущим переменам. Вот только зря представитель Главвода сказал о реквизиции как о деле решенном и неминуемом. Многих из тех, кто еще выжидал, колебался, это подтолкнуло к действиям.

***



Через Ладогу ушел в Финляндию тендер «Лорна-Дун» водоизмещением 20 тонн. Сквозь заслоны прорвалась за границу, в Ревель, шхуна «Красотка». Потом бегство из Петрограда стало повальным – яхт и людей.

Бежали на всем – шлюпках, ботиках, яликах, рассохшихся, наспех проконопаченных, поднимая латаные, порой сшитые из портьер и простыней паруса. Уходить предпочитали в непогоду, в туман, это увеличивало шансы спастись. Уходили, зная, что могут протаранить военные катера, что можно попасть под обстрел береговых батарей, быть расстрелянными из пулеметов, все равно уходили!

Те же яхтсмены из бывших и не принявших, что опасались рисковать и остались на берегу, тоже не сидели сложа руки. По кают-компаниям клубов словно с метлой прошлись. Исчезли призы – кубки, братины, вазы, скульптуры, жетоны, многие из которых представляли собой серьезную ценность, будучи изготовлены из золота и серебра. Словно растворились в промозглом питерском воздухе картины и библиотеки. Пропали бинокли, секстаны, компасы, хронометры... Опустели парусные кладовые. Активно шла торговля свинцом с фальшкилей, свинец был тогда в дефиците.

Положение складывалось такое, что, пожалуй, хуже и некуда. Какое-то подобие порядка поддерживалось лишь в небольших яхт-клубах, таких как «Варяг», Студенческий и Стрельнинский. Их лодки, в основном швертботы, продолжали выходить в Невскую губу и в это непростое время. Были попытки организовать соревнования, а летом даже удалось провести гонки – неофициальные, разумеется, – на первенство города. А ходили эти лодки теперь под новыми флагами – красными.

***

В августе 1918 года в яхт-клубы поступило уведомление, что отныне руководство деятельностью всех морских и речных парусных и гребных клубов осуществляется Советом по делам водного спорта, являющегося самостоятельным отделом Главвода. Яхт-клубам надлежало пройти регистрацию, а также отчитаться о состоянии находящемся в их распоряжении имущества, как движимого, то есть судов, так и недвижимого – причалов и зданий.

Разумеется, ослушавшимся и неисполнившим грозили суровыми карами. Только это мало кого напугало, потому что бояться по большому счету было некому: прежнее руководство разбежалось, а нынешнее было самочинным – сегодня оно есть, а завтра, раз, и нет его. Поэтому на призыв откликнулось лишь несколько клубов, и первым – Студенческий, еще зимой объявивший, что передает все свои плавсредства в распоряжение советской власти. Такая сознательность нашла отражение в решении городской финансовой комиссии Петрограда от 29 марта 1918 года: было признано возможным освободить этот клуб от уплаты налогов как «существующий не для доходного дела, а для популяризации водного спорта среди учащейся молодежи города и подготовки кадров опытных моряков».

Впрочем, даже будь на то желание, яхт-клубы все равно не смогли бы предоставить точные данные о своих флотах…

По декрету «О национализации торгового флота», подписанному В.И. Лениным 23 января 1918 года, спортивные суда изъятию у владельцев не подлежали. По другому декрету дипломатическая собственность объявлялась неприкосновенной. Это были «лазейки», которыми грех было не воспользоваться. И на бортах десятков яхт появились листки с печатями, уведомляющие, что данное судно «принадлежит подданному республики Гондурас, находится под защитой посольства, конфискации и национализации не подлежит».

Про Гондурас – это не выдумка и не шутка, хотя чаще использовались названия других государств, из тех, что на слуху. Особой популярностью пользовалась Швейцария. Именно ее гражданину вдруг стала принадлежать роскошная яхта «Орион», приписанная к Речному яхт-клубу. Из красного дерева, финской постройки, возрастом всего три года, она почивала на берегу Крестовского острова в ожидании, когда объявится ее владелец, вернувшись то ли из Женевы, то ли из Цюриха. А проверить, удостовериться, что яхта и впрямь была продана «швейцарскоподданному», возможности не представлялось: посольство Швейцарии покинуло Петроград, куда слать запросы, было непонятно, да и до того ли сейчас дипломатам, все равно не ответят.

Может быть, какие-то из этих яхт, увешанных «посольскими грамотами», действительно принадлежали иностранцам. История имеет обыкновение повторяться, и часто с едкой ухмылкой: четыре года назад россияне скупали за гроши немецкие яхты, теперь пришла очередь задешево продавать свои. Возможно также, что покупка была фиктивной, и новому «владельцу» было заплачено лишь за бланк с печатью. Однако в большинстве случаев это был примитивный обман (потому что Гондурас!), рассчитанный на наивных и не слишком грамотных советских «национализаторов».

В общем, с учетом и контролем в парусном спорте все было, что называется, из рук вон. Хотя с этим и в дальнейшем было не очень, а то и совсем никак. В наших пределах это неизлечимая болезнь, хотя и не всегда сопровождающаяся летальным исходом.

***



Долго так продолжаться не могло, но продолжалось… до весны следующего года. Тогда, 6 мая 1919 года, комиссариатом по военным делам г. Петрограда и Петроградской губернии был издан приказ № 315 об обязательной регистрации всех парусных яхт. Указывалось, что те, кто зарегистрирует свою яхту и будет на ней плавать, получат «личное право ее использования». Яхты же, не зарегистрированные до 1 июня 1919 года, подлежат национализации и передаче общественным спортивным организациям.

Четырьмя днями позже последовал еще один приказ – № 332, о создании особой комиссии для взятия на учет всех яхт-клубов и их имущества в пределах города и губернии. Председателем комиссии был назначен большевик, капитан дальнего плавания З.И. Жуков. В помощь ему придали молодых яхтсменов из клуба «Варяг», в числе которых были начальник 1-го Морского отряда Всевобуча Ю.А. Пантелеев и комиссар отряда М.В. Висленев. На все про все комиссии было отведено 10 дней.

В отличие от нерешительных «главводовцев» члены комиссии Жукова работали споро. Не ходишь под парусами? Забираем! Много позже, уже став адмиралом, Юрий Александрович Пантелеев вспоминал…

«Помню такой случай. Пришлось навестить фабриканта Павлова, которому принадлежала большая яхта «Ушкуйник». Паруса от нее исчезли, но в остальном судно было в относительно хорошем состоянии. Застали мы Павлова за чаепитием. «Чем могу служить?» – «Да вот, хотим спустить «Ушкуйник» на воду». – «Что ж, я не помешаю, спускайте на здоровье». – «Спасибо, только там кое-какого имущества не хватает. Просим вернуть». – «Как не хватает? Имущество должно быть в полной сохранности. У меня ничего нет». – «А паруса? Забыли?» – «Нет у меня парусов, да и кто вы такие, что я должен с вами разговаривать?» – «Мы из «чека»... А с нами действительно был представитель ЧК, так что пришлось Павлову от самовара оторваться. Повел он нас на чердак, там в сундуках полный комплект парусов и нашелся».

Вот так, и никаких реверансов. И с яхтой «Орион» разобрались. По весне в Речном яхт-клубе была устроена «большая помывка». Ребята из 2-го отряда Всевобуча готовили яхты к покраске, ну заодно и «Орион» помыли, а куда «охранные грамоты» делись, то им неведомо.

Международного скандала и дипломатических осложнений со Швейцарией не воспоследовало, так и есть – липовой была «грамота».

Источник

 


* Интересно почитать

* Поиск по сайту


* Последние сообщения

topic «Сила Сибири» села на мель в Пальма-де-Мальорке
[Машинный телеграф]
bigbird
Сегодня в 00:51:55
topic Ответ Владимира Силкина
[Машинный телеграф]
bigbird
Сегодня в 00:37:37
topic ЧМ в классе Melges20 - наши с бронзой!
[Регаты и Матч-рейсы]
bigbird
16.10.2018, 04:56:22
topic В Пионерском построят яхтенную марину у морского терминала
[Машинный телеграф]
Craus
15.10.2018, 19:58:44
topic Оттачивайте свои навыки управления яхтой с новой программой-симулятором eSail
[Машинный телеграф]
Craus
15.10.2018, 19:57:06
topic Почему стоит ехать на регаты в Турцию со SportFlot?
[Регаты и Матч-рейсы]
bigbird
14.10.2018, 21:28:07
topic Регистрация яхт. Последние новости.
[Машинный телеграф]
Craus
14.10.2018, 20:17:11
topic 12 качеств, которым учит парусный спорт
[Машинный телеграф]
Craus
14.10.2018, 20:09:45
topic Cruising World объявил номинантов на премию 2019 Boat of the Year
[Техника]
Craus
13.10.2018, 18:50:53
topic Туалет на паруснике
[Машинный телеграф]
Craus
13.10.2018, 18:31:54
topic Кино на парусах
[Образ жизни]
bigbird
13.10.2018, 15:20:47
topic Что подарить яхтсмену?
[Полезные вещи]
bigbird
13.10.2018, 15:07:12

* Двигатель торговли

* Активные авторы

Craus Craus
1703 Сообщений
bigbird bigbird
1408 Сообщений
Grumete Grumete
314 Сообщений
root root
270 Сообщений
Xollms Xollms
63 Сообщений

* Кто онлайн

  • Точка Гостей: 54
  • Точка Скрытых: 0
  • Точка Пользователей: 0

Нет пользователей онлайн.

* Календарь

Октябрь 2018
Вс. Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб.
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 [17] 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

Нет ближайших событий.

* Ваша Реклама

Здесь может быть Ваша реклама!

* Мы на Pinterest

SMF spam blocked by CleanTalk
Защита SMF от спама от CleanTalk
SimplePortal 2.3.6 © 2008-2014, SimplePortal