collapse

Для создания НОВОГО ПОСТА, необходимо выбрать нужный раздел ФОРУМА и создать в нем НОВУЮ ТЕМУ. Если вы новый пользователь, то вам нужно ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ на форуме


Автор Тема: Бой у острова Флорес: мифы и факты  (Прочитано 201 раз)

Оффлайн Craus

  • Ветеран
  • *****
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля


«История складывается не из того, что было, а из того, что написали». Подтверждением этой пословицы может стать случай с английским галеоном «Ривендж», принявшим бой с испанцами 9 сентября (31 августа по старому стилю) 1591 года. Дело было, в общем-то, заурядное: из Портсмута в район Азорских островов вышла английская эскадра для атаки на испанский «серебряный конвой», возвращавшийся из Вест-Индии с грузом серебра и золота. Но этот едва ли не повседневный эпизод со временем оброс домыслами и превратился в патриотический миф.

Для чего нужна легенда

Англичане отправились в обычный пиратский набег. Около острова Флорес (Азорские острова) испанский отряд дона Алонсо де Базана обнаружил английскую эскадру и атаковал её. Ожидавшие лёгкой добычи британские корсары, заметив военные корабли Кастилии, попытались оторваться. Уйти удалось всем, кроме судна «Ривендж». Его командир Ричард Гренвилл решил принять бой. Испанцы упорно хотели взять корабль на абордаж. Англичане по мере сил маневрировали и вели беспрестанный огонь из пушек, но в конце концов вынуждены были сдаться. В бою британцам удалось потопить один и сильно повредить два корабля противника. Вот, в принципе, и всё.



Сэр Френсис Дрейк

Но история не закончилась. В тот момент Англия нуждалась в героях. Только что британцы смогли победить Непобедимую Армаду, Френсис Дрейк уничтожил испанские корабли в гавани Кадиса. Дрейк, Фробишер, Хоукинс и многие другие совершали постоянные рейды к испанским владениям в Вест-Индии. Кузеном погибшего капитана «Ривенджа» Ричарда Гренвилла был один из «морских ястребов» — Уолтер Рейли. Именно его трактат о героической гибели корабля вдохнул новую жизнь в эту историю. Количество испанских кораблей волшебным образом возросло с 24 до 55. Кроме того, автор привязал к этому случаю и гибель большого количества кораблей испанской эскадры после сильного шторма. Правда, в действительности произошло это через месяц после боя у острова Флорес. Описание самого сражения было очень пафосным и тенденциозным.

К чести современников Дрейка и Рейли, в эту сказку мало кто поверил. Подняли на щит её гораздо позже — уже в XIX веке. Англичанам было необходимо доказать другим нациям, что только Британия может править морями, остальные державы на это не способны. Именно в это время появилась поэма лорда Теннисона «Ривендж», или Баллада о флоте», где события 1591 года подверглись художественной обработке знаменитого поэта. Теперь уже Гренвилл сам, жертвуя собой, атаковал 53 корабля противника и смог потопить пять или шесть из них. После этого в Ройал Неви утвердилась аксиома «один английский корабль спокойно может победить шесть испанских». А раз это произошло в давнем 1591 году, то уж сейчас-то, в XIX веке, один английский корабль наверняка потопит весь вражеский флот.

Так что же случилось на самом деле у острова Флорес?

«Ривендж» на пути к роковому сражению

Галеон «Ривендж» вышел из рук корабельных дел мастера Метью Бакера в 1577 году на Королевской верфи в Дептфорде. Постройка этого судна обошлась английской казне 4 000 фунтов стерлингов. «Ривендж» был небольшим кораблём водоизмещением 500 тонн и имел на вооружении 43 бронзовые пушки: две 60-фунтовые и шесть 32-фунтовых, а также двенадцать 18-тифунтовых кулеврин, две 9-фунтовые кулеврины и 21 мелкое орудие. Три пушки размещались в носу, две в корме и по 19 вдоль каждого борта. Длина судна без бушприта составляла 45 м. Корабль построили довольно узким (соотношение длина-ширина — 3,5:1), с минимумом надстроек на носу и корме. По сравнению с испанскими и португальскими галеонами он обладал отличной манёвренностью и развивал высокую скорость. Кроме того, судно могло идти круто к ветру, что создавало дополнительное преимущество в крейсерских операциях. «Ривендж» с полным правом можно назвать первым рейдерским судном специальной постройки.



Модель галеона «Ривендж».

Во время сражений с Испанской Армадой на галеон перенёс свой флаг Фрэнсис Дрейк. 29 июля 1588 года «Ривендж» вместе с другими кораблями принимал участие в сражении у Гравелина. Бой длился весь день. Английские суда постоянно вели пушечный огонь по испанцам, не давая противнику сблизиться на абордаж. Многие испанские корабли получили повреждения, но мелкокалиберная артиллерия англичан не смогла потопить ни один из них. Тем не менее испанцы так не рискнули подойти к берегам Англии.

В 1589 году «Ривендж» в качестве флагманского корабля Дрейка участвовал в неудачном набеге на португальские берега. На следующий год, будучи флагманом адмирала Мартина Фробишера, галеон гнался за испанским «серебряным флотом», но вновь неудачно. В январе 1591 года командиром «Ривенджа» стал Ричард Гренвилл — двоюродный брат знаменитого английского корсара и фаворита королевы Елизаветы Уолтера Рейли.

Новый командир был человеком взрывным, жёстким и неуступчивым. Родился он в аббатстве Буклэнд в Девоне в 1542 году. Мальчик рос без отца: тот утонул во время аварии на галеоне «Мэри Роуз». Гренвилл женился в 1565 году на Мэри Легер, участвовал в австро-турецких войнах в составе армий императора Максимилиана, в 1585 году совершил несколько плаваний в Новый Свет. Здесь он вместе со своим кузеном Уолтером Рейли пытался создать колонию протестантов на островке Роанок рядом с побережьем Северной Америки, но успеха в этом не имел. Позже, в 1588 году, участвовал в сражениях с Непобедимой Армадой.



Сэр Ричард Гренвилл

В 1591 году «Ривендж» вошёл в приватирскую экспедицию лорда Томаса Говарда. Задачей каперской эскадры было перехватить «серебряный флот», идущий из Америки в Испанию. По сути, это было узаконенное государственное пиратство. Дело в том, что «серебряный флот» был не военным, а всего лишь торговым караваном. Его корабли везли из Нового Света в метрополию различные товары: ценные породы дерева и пряности, какао и табак, шоколад и сахарный тростник, корицу и вино, ром и кошениль, но самое главное — золото и серебро. Спонсировал пиратский рейд лорд Кумберленд, снарядивший корабли за свой счёт. В ответ он рассчитывал на хороший кусок будущей добычи. Здесь впору процитировать Фридриха Энгельса: «до какой степени деньги подточили и разъели феодальную систему, ясно видно по той жажде золота, которая в эту эпоху овладела Западной Европой; золото искали португальцы на африканском берегу, в Индии и на всём Дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через океан в Америку; золото — вот что первым делом требовал белый, ступая на вновь открытый берег». Англичане напоминали воров, грабящих других воров: отнятое у индейцев и африканцев золото и серебро перекочёвывало с испанских и португальских галеонов на английские корабли. Слова английских историков о том, что «наши воры были честнее, чем их воры», являются лишь неуклюжей попыткой оправдаться.

Таким образом, была задумана не войсковая или морская операция против Испании, а обычный грабёж ежегодного испанского флота из Нового Света.

Бой у острова Флорес

4 февраля 1591 года «Ривендж» принял на борт 90 бочек пороха, 110 мушкетов и 70 аркебуз, а также некоторое количество ручных гранат. Команда увеличилась на 100 королевских стрелков и составила всего 260 человек. В марте корабль покинул Плимут. Первым лейтенантом (аналог старшего помощника в Российском флоте) был назначен Уильям Ландхорн.

Эскадра, помимо «Ривенджа», включала следующие корабли: «Дифайнс» под командой самого лорда Томаса Говарда, «Нонпарейль» под флагом Эдварда Денни, «Бонавентуре» (командир Роберт Кросс), «Лайон» (Джордж Феннер), «Форсайт» (Томас Ваванкур), «Крейн» (капитан Дафайлд) и барк «Рейли» под началом Финна. Кроме того, вместе с отрядом следовали малые суда: «Пилигрм», «Мун», «Элизабет», «Диана», «Весп», «Мунлайт», «Дайанти», «Сваллоу», «Вэнгард», «Беллингхэм», «Босток», «Дисдайн» и «Делайт». Всего экспедиция насчитывала 21 корабль.

В конце августа 1591 года Говард крейсировал у Азорских островов, подстерегая испанский «серебряный флот». Азорские острова (англичане называют их Западные острова — Western Islands) представляют собой архипелаг из девяти островов — Санта-Мария, Сан-Мигель, Терсейра, Пико, Сан-Хорхе, Грациоза, Файаль, Флорес и Корво, — расположенных в Атлантическом океане на расстоянии 1 700 км от португальского побережья. Группа островов вытянута в ряд на 650 км.



Азорские острова на карте

Около острова Флорес — самого западного в архипелаге — отряд испанского лейтенант-генерала Алонсо де Базана обнаружил англичан. Эскадра де Базана состояла из каракк «Сан-Феллипе», «Сан-Барнабе», «Сан-Кристобаль», «Сан-Пабло», «Сан-Мартин», семи галеонов Кастилии под командованием Маркоса де Арамбуру, двух фландрских пинасов под флагом Леона Рохо, «кавалера моря» (иными словами, командующего вспомогательной эскадрой), и двух посыльных судов. Имя одного их них неизвестно, второе называлось «Сан-Франсиско де ла Преса». Всего отряд Алонсо де Базана насчитывал 24 корабля. Кроме того, на некотором расстоянии шла Португальская Эскадра из восьми галеонов Дома Коутиньо Луиса. Уточним, что в то время Португалия входила в состав Испании. На расстоянии восьми лиг от острова Флорес дрейфовали четыре галеона эскадры Бискайского залива: «Асунсьон», «Санчо Пардо», «Антонио Уркьола» и «Бартоломью де Вильявисенсио». Эти корабли назывались по именам своих капитанов. Общее командование ими осуществлял «генерал моря» Мартин де Бретендон.

Все эти силы король Испании Филлип II ещё в мае выделил для защиты «серебряного флота» от английских каперов. Как утверждают английские документы, лорд Говард был своевременно, в июле, предупреждён о таком положении дел, когда встретил возвращавшееся с Азорского архипелага английское приватирское судно «Муншайн» под командованием капитана Миддлтона.

30 августа 1591 года испанские дозорные корабли сообщили де Базану, крейсировавшему у Санта-Марии, о прибытии британских каперов к острову Флорес. Генерал-лейтенант сразу же направился туда. 8 сентября в 15 лигах от острова Флорес испанцы обнаружили эскадру Говарда. Во время перехода один из галеонов, «Санчо Пардо», попав в шторм, потерял мачту. Испанский командующий решил зайти на Корво для ремонта. Появившиеся на горизонте английские корабли спутали все планы — теперь дон Алонсо был обязан догнать и атаковать противника. Де Базан решил ночью обойти остров и выйти в 8—9 милях (1 морская миля равна 1,852 км) западнее англичан, чтобы прижать их к островам и не дать уйти в сторону Америки. Это было разумное решение, поскольку основной задачей испанской эскадры было защитить конвой, который шёл с запада, из Вест-Индии. Подобный манёвр сразу же отрезал британцев от подходящего каравана торговых судов и перекрывал им путь в океан.

Утром 9 сентября Говард обнаружил множество парусов на западе. Поначалу он решил, что это идёт долгожданный «серебряный флот», и выдвинулся ему на встречу. Сблизившись на расстояние в 9 миль, англичане с ужасом обнаружили, что на них идут вовсе не беззащитные торговые суда. На торговых галеонах имелись пушки (обычно 12—20 орудий), но в составе экипажа не было морских солдат, а сама команда имела слабую военную подготовку. В бою часть матросов исполняла роль канониров, соответственно остальным морякам было гораздо труднее маневрировать, ставить паруса, работать с такелажем и т. п. На военном корабле роль канониров исполняли именно морские солдаты. Навстречу англичанам двигались шесть военных галеонов и четыре новейшие, отлично вооруженные каракки типа «Апостол» — корабли водоизмещением от 600 до 1 200 тонн, каждый из которых нёс от 24 до 48 крупнокалиберных бронзовых орудий. Де Базан шёл строем фронта, в первой линии было 10 кораблей.



Испанский флот на рейде Кале

Говард оказался в патовой ситуации: его корабли вышли на охоту за купцами с неполными экипажами, часть моряков осталась на островах для заготовки древесины и копчения мяса, а многие члены экипажей после шестимесячного плавания были больны. Сражение в таких условиях, по мнению самого Говарда, напоминало безумие. Англичане выполнили поворот «все вдруг» и поспешили к островам Флорес и Корво, чтобы вернуть экипажи на корабли. Каждый британский галеон по очереди заходил в бухту у мыса Санта-Круз-де-Флорес, спускал шлюпки, забирал своих моряков и отходил к проливу между островами Флорес и Корво. Последним в этой своеобразной очереди оказался «Ривендж» Ричарда Гренвилла.

9 сентября около 17.00 испанцы настигли замыкающие английские корабли. Кастильские галеоны Маркоса де Арамбуру попытались отрезать от основных сил загрузившийся перед «Ривенджем» «Дифайнс», но тому удалось проскользнуть к остальным британским судам и обогнуть мыс Санта-Круз. Уходивший на полных парусах корабль лорда Томаса могли бы перехватить испанские каракки «Сан-Феллипе» и «Сан-Барнабе», но они замешкались, и «Дифайнс» был спасён. Но если этому счастливцу удалось уйти, то «Ривендж» испанцы-таки отрезали от Говарда.

Ричард Гренвилл решил принять бой. В 19.00 он открыл огонь орудиями левого борта по «Сан-Феллипе» с расстояния примерно в 150 футов (1 фут равен 0,3 м). Первым же залпом был убит командир морских пехотинцев Хорхе Трояно и тяжело ранен капитан корабля дон Клауди де Бьямонте. Испанские пехотинцы попытались закинуть абордажные крюки и багры на борт «Ривенджа», но тот шёл на полных парусах, поэтому на английский корабль смогли высадиться только десять матросов. Англичане перерубили абордажные верёвки, а высадившихся испанцев быстро перебили. Королевские стрелки, расположившиеся на марсе, дали залп из мушкетов по «Сан-Феллипе». Противник отошёл. Но к «Ривенджу» уже спешили «Сан-Барнабе» и корабли из отряда Мартина де Бретендона.

Тем временем, лорд Говард, пользуясь наступающей темнотой и тем, что Гренвилл задержал испанцев, вырвался из пролива между Корво и Флорес и взял курс на норд-ост, в Бискайский залив. Его преследовали каракка «Сан-Мартин» и четыре кастильских галеона под общим командованием «штурмана океана» (Mestre de Campo) Гаспара де Соуза.

«Ривендж», за которым шёл «Сан-Барнабе», никак не мог оторваться от испанцев. Все солдаты с палубы и марсов вели по противникам огонь из мушкетов и аркебуз, канониры давали залп за залпом из фальконетов на верхней палубе. У испанцев был сильно поврежден такелаж, убит рулевой, погибло 12 марсофлотов. Вскоре на помощь «Сан-Барнабе» подоспели остальные корабли из отряда Маркоса де Арамбуру, но они никак не могли сблизиться с «Ривенджем», чтобы закинуть абордажные крюки. Собственно, большой ошибкой испанцев в этом бою стало то, что они упорно стремились взять английский корабль на абордаж. В отчете де Базана говорится, что за весь бой по судну Гренвилла было сделано всего четыре залпа. В это сложно поверить, поскольку сами испанцы признают, что «Ривендж» после боя был сильно повреждён. Скорее всего, было произведено не менее 20 залпов. В любом случае, артиллерия каракк типа «Апостол» была гораздо сильнее артиллерии «Ривенджа». Ставку испанцев на абордаж можно объяснить тем, что они очень хотели захватить и корабль, и команду в качестве приза. Наверное, дон де Арамбуру желал эффектно привести в гавань Кадиса захваченное судно и показательно вздёрнуть на реях флагманского корабля «Сан-Феллипе» «безбожного пирата» Гренвилла и его товарищей. Причиной ненависти было то, что испанцы никогда не разделяли английских корсаров и английских пиратов. И их можно понять: часто английские корсары вели грабительские рейды в мирное время, что противоречит понятию «капер».



Бой галеона «Ривендж» с испанцами

Вскоре испанский командующий приказал убавить парусов. Вперёд вырвались галеоны «Асунсьон» (капитан Антонио Манрике) и «Коутиньо» (капитан Коутиньо Луис, по его имени и был назван корабль). Первый зашёл на «Ривендж» с правой раковины. «Коутиньо» на всех парусах следовал с левого траверса. Между испанцами и англичанами шла ожесточённая перестрелка из мушкетов, раз в три-четыре минуты звучали орудийные залпы «Ривенджа». На испанских галеонах с 20.00 до 23.00 было убито и ранено свыше 60 человек. Испанцы вели ответный огонь из аркебуз. В 23.00 кому-то из испанских солдат удалось подстрелить Гренвилла — пуля попала тому в голову. Вторая пуля убила судового врача. К этому времени потери экипажа «Ривенджа» составляли уже сорок человек убитыми и пятьдесят — ранеными, выбыл из строя весь штурманский состав, сильные повреждения получили такелаж и мачты. Английский корабль потерял возможность к сопротивлению, а из-за того, что у него были сбиты все мачты, он не мог воспользоваться сумерками и ускользнуть.

Однако англичане дорого продали победу испанцам. После полуночи утонул получивший более двадцати подводных пробоин «Коутиньо», на следующий день идальго затопили потерявший все мачты «Асунсьон», предварительно сняв с него команду. «Сан-Барнабе», потерявший в бою две мачты и все якоря, срочно взял курс на Виго. Каракка получила тридцать пробоин, но сумела доплыть до места назначения. Всего «Ривендж» дал шестьдесят залпов по испанцам. За время боя, длившегося 4 часа — с 19.00 до 23.00, — испанцы потеряли два корабля и более ста человек убитыми, из них двух капитанов и одного командира морских пехотинцев.



На палубе галеона «Ривендж» во время боя

На утро избитый «Ривендж» сдрейфовал на пять лиг восточнее Флорес: он уже не мог сопротивляться, порох практически закончился, в трюмах стояло полтора фута воды, многие пушки были повреждены. Всю ночь плотники пытались заделать течи и закрепить фальш-мачты, но безуспешно. Умирающий Гренвилл вызвал к себе старшего канонира и приказал взорвать корабль. Но первый помощник Уильям Ландхорн решил не продолжать борьбу и сдать корабль испанцам. Вместе с поддержавшими его матросами он запер в трюме старшего канонира, чтобы помешать ему выполнить волю Гренвилла. Парламентёры отправились на флагманское судно «Сан-Феллипе» с предложением о капитуляции. Взамен они просили сохранить им жизнь.

Командир «Ривенджа» умер 11 сентября 1591 года, не приходя в сознание. Он так и не узнал, что экипаж корабля нарушил его последнюю волю.

Шторм

«Серебряный флот» вышел из Сан-Хуан-де-Улоа в Мексике 13 июня 1591 года. В его состав входили 22 галеона. Командовал караваном дон де Рибейра. Около побережья Кубы конвой подвергся нападению английского приватира Джона Уаттса, потерял два галеона, груженых копрой и полотном, но сумел оторваться от преследователей и уйти под защиту береговых батарей Гаваны. Там к каравану присоединились 24 военных галеона и 78 мелких судов. Судя по описи губернатора Гаваны, вместе с Рибейра было отправлено серебряных слитков на 23 млн песо, а стоимость всего груза, включавшего чёрное дерево, копру, кошениль, китайский шёлк и золото, составляла 40 млн песо.

120 военных и торговых судов вышли с Кубы в конце июля. Постепенно из-за бурь, штормов и навигационных аварий количество кораблей сократилось до 71. 14 сентября, через несколько дней после боя, первые 33 судна «серебряного флота» появились у Азорских островов. Пополнив запасы воды и провианта, они присоединились к эскадре де Базана. Из 24 кораблей испанской эскадры два — «Коутиньо» и «Асунсьон» — утонули, еще два — «Санчо Пардо» и «Сан-Барнабе» — ушли в Португалию на ремонт. Эскадра сократилась до 20 вымпелов, но после прихода первых судов «серебряного флота» достигла численности в 53 корабля.

Вместе с эскадрой находился и захваченный «Ривендж». На нём была смешанная команда из семидесяти испанских и английских моряков под командованием баскского капитана Ландагоретта. Часть английских пленников была распределена между «Сан-Фелипе» и «Сан-Мартином».



«Ривендж» перед сдачей

В этот же день на борту «Сан-Феллипе» состоялся военный совет, решавший, что делать дальше. Вот-вот должна была подойти вторая часть конвоя — 39 кораблей. В океан для их встречи вышла португальская эскадра Дома Коутиньо Луиса. В ней после боя осталось шесть галеонов. Но в эскадре де Базана было множество повреждённых кораблей: часть из них участвовала в бою с «Ривенджем», часть не успела починиться после перехода из Феролля к Азорским островам. Капитаны решили ожидать отставшие суда до 5 октября. Подошли ещё 39 кораблей «серебряного флота». Но, как оказалось, человек предполагает, а бог располагает.

6 октября 1591 года разыгрался страшнейший шторм. Многие исследователи говорят о землетрясении на одном из Азорских островов, но им противоречат геологи, а также хроники испанских монахов. Никакого землетрясения в районе Азор не было, а вот о всесокрушающем шторме осени 1591 года свидетельств немало: например, этот факт зафиксирован португальцами и английскими каперами.

В полдень 6 октября поднялся сильный норд-ост, небо заволокло тучами, пошёл дождь. Ночью ветер изменился на северный и достиг ураганной силы. Корабли дона Алонсо де Базана встали на якорь. Наутро у острова Флорес оставалось лишь 14 судов эскадры. 7 октября с якорей сорвало галеоны «Сан-Пабло», «Эспиру Санту» и «Сан-Доминго». Если первый успел скинуть запасной якорь, то остальные унесло в море. Ураган не прекращался три дня и три ночи. Когда ветер немного стих, де Базан решил перейти к острову Терсейра, где была удобная бухта. Корабли мотало по волнам как щепки, испанцы пытались идти строем фронта, но резко сменившийся ветер столкнул два галеона эскадры друг с другом. Дон Алонсо приказал взять курс на Лиссабон. В это время раскиданные по морю корабли испанцев атаковали английские приватиры. Роберту Флайку удалось захватить два корабля «серебряного флота»: 20-пушечные галеоны «Казада» и «Нуэстра Сеньора де ла Ремендьос», груженые серебром и китайским шёлком. Захваченные корабли были препровождены в Плимут. Не стоит думать, что англичанам всё было нипочём: они так же, как и испанцы, попали в шторм и сильно пострадали от него. Тот же Флайк потерял 7 октября две мачты из трёх, но уже 10 октября атаковал испанцев с фальш-мачтами. Дело в том, что подготовка английских экипажей была несоизмеримо выше, чем любой испанской команды.



Сэр Френсис Дрейк на борту галеона «Ривендж», 1588 год

Наутро 11 октября облака рассеялись, ветер стих, появилось солнце. Из огромного флота уцелело только десять кораблей: были потеряны флагман «серебряного флота» (название неизвестно) с грузом серебра на 2 млн песо, «Санта-Мария дель Пуэрто» с грузом копры и китайского шелка, торговые галеоны «Сан-Мигэль-у-Селедон», «Мадалена», «Вегона де Севилья» и множество более мелких судов. Погиб во время шторма и «Ривендж». Это неудивительно, если учесть, что корабль получил большие повреждения в бою и был далеко не в лучшем состоянии. Из его экипажа выжил лишь один человек — корабельный плотник Джек Монсон. Правда, и он умер через несколько дней.

В 1592 и 1593 годах испанцы предприняли несколько попыток поднять английский корабль: им очень были нужны пушки, а вернее бронза, которая стоила в то время довольно дорого. Орудия удалось поднять только в 1625 году, и их сразу же пустили на переплавку.

Рождение мифа

«Ривендж» действительно стойко сопротивлялся. Его поведение во время боя делает честь и командиру, и экипажу. Но зададимся простым вопросом: мог ли лорд Говард дать бой и сохранить «Ривендж»? С одной стороны, силы сторон были практически равны. С другой, Говард не обладал послезнанием и каждую минуту опасался подхода «серебряного флота», в составе которого было немало вооружённых судов. Тем не менее, прикрыть отход «Ривенджа» и попытаться продержаться до вечера он мог.

Напомним, что бой начался в 17.00. В 23.00 стемнело. Несмотря на то, что по орудиям испанцы превосходили англичан, главным козырем Говарда были меткая стрельба и манёвренность кораблей. С известной долей вероятности можно утверждать, что англичане не имели бы потерь в кораблях и смогли бы уйти, если бы командиром отряда был Гренвилл, а не Говард. Стоит отметить, что Говард по возвращении был жестоко раскритикован заслуженными корсарами — Дрейком, Фробишером, Хокинсом. Они считали, что Говард трусливо бросил «Ривендж». Молчал один лишь Рейли.

Почему же двоюродный брат Гренвилла Уолтер Рейли так запутал простую вроде бы историю? Зачем нужны были басни, сродни историям барона Мюнхгаузена? Стоит понимать, что начальник отряда Томас Говард был вельможей, сыном герцога Норфолка, и потому обвинить его напрямую означало верную смерть для простолюдина Рейли. С другой стороны, Алонсо де Базан был родственником знатного испанского герцога Санта-Круз, и насмешка над ним была бы благосклонно встречена в обществе.



Сэр Уолтер Рейли

В 1591 году вышел печатный труд Рейли «Правдивый отчёт о битве, имевшей место при островах Азорских летом сего года», где тот превознёс буквально всех: от своего погибшего в бою брата до лорда Говарда и сэра Френсиса Дрейка. Досталось только испанцам. Современники воспринимали отчёт Рейли как антииспанский памфлет. Но через два столетия отношение к нему резко изменилось: теперь это сочинение воспринимали не как литературное произведение, а как документ. До сих пор считается, что Рейли описал бой «Ривенджа» очень точно. Но как мог этот бой точно описать человек, который в тот момент не только не был на «Ривендже», но и вообще не участвовал в походе? Ответ очевиден.

Остаётся добавить, что испанские архивы по 1590-м годам были открыты в начале XVIII века, при Филлипе V. В испанском военно-морском музее в городе Кадисе представлены отчёт де Базана, отчёт де Арамбуру и свидетельства уцелевших пленных англичан, которые были на кораблях «Сан-Фелипе» и «Сан-Мартин».

Тактико-технические характеристики некоторых английских и испанских кораблей, участвовавших в бою у острова Флорес

Англичане:

  • «Бонавентуре». Построен в 1567 году. Перестроен в 1581 году. Водоизмещение 600 тонн, вооружение — 47 пушек (из них 12 мелких). Экипаж — 150 моряков, 24 канонира, 76 морских солдат.
  • «Лайон». Построен в Дептфорде в 1577 году. Перестроен в 1582 году. Водоизмещение 400 тонн, вооружение — 38 пушек. Экипаж — 130 моряков, 80 морских солдат.
  • «Дифайнс». Построен в 1590 году в Лондоне. Вооружение — 46 пушек (12 мелких). Комплектация команды аналогична «Бонавентуре».

Остальные корабли в эскадре Говарда были зафрахтованными приватирами.

Испанцы:

  • «Сан-Мартин». Построен в Португалии в 1578 году. Водоизмещение 1 000 тонн, вооружение — 48 орудий (из них 11 мелких). Экипаж — 161 моряк и 491 морской пехотинец. Корабль участвовал в походе Непобедимой Армады.
  • «Сан-Фелипе». Построен в Португалии в 1587 году. Водоизмещение 840 тонн, вооружение — 40 орудий. Команда — 116 моряков и 377 солдат.
  • «Сан-Барнабе». Построен в Португалии в 1586 году. Водоизмещение 352 тонны, вооружение — 21 орудие. Команда — 68 моряков и 179 солдат.
  • Стандартные галеоны типа «Сантьяго» («Асунсьон» и «Коутиньо»). Водоизмещение 530 тонн, вооружение — 24 орудия. Команда — 80—100 моряков, 200—250 солдат.
  • Голландские пинасы были вооружёнными торговыми кораблями водоизмещением 400—500 тонн, с вооружением от 10 до 24 орудий.

Источник

 


* Интересно почитать

* Поиск по сайту


* Двигатель торговли

* Активные авторы

Craus Craus
1408 Сообщений
bigbird bigbird
1205 Сообщений
Grumete Grumete
311 Сообщений
root root
269 Сообщений
Xollms Xollms
60 Сообщений

* Кто онлайн

  • Точка Гостей: 19
  • Точка Скрытых: 0
  • Точка Пользователей: 0

Нет пользователей онлайн.

* Календарь

Апрель 2018
Вс. Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб.
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 [25] 26 27 28
29 30

Нет ближайших событий.

* Ваша Реклама

Здесь может быть Ваша реклама!

* Мы на Pinterest

SMF spam blocked by CleanTalk
Защита SMF от спама от CleanTalk
SimplePortal 2.3.6 © 2008-2014, SimplePortal