collapse

Для создания НОВОГО ПОСТА, необходимо выбрать нужный раздел ФОРУМА и создать в нем НОВУЮ ТЕМУ. Если вы новый пользователь, то вам нужно ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ на форуме


Автор Тема: Григорьевский десант  (Прочитано 172 раз)

Онлайн Craus

  • Ветеран
  • *****
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
Григорьевский десант
« : 12.05.2018, 20:58:06 »


22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Началась Великая Отечественная война. Наступление германских войск в конце июня – начале июля на Центральном фронте оказалось катастрофически успешным. 28 июня немцы заняли Минск, повернули на Смоленск, Борисов, Чернигов. На Юго-Западном направлении, в основном на Центральной Украине, противник прорвал Летичевский укрепрайон, догнал и окружил части 6-й и 12-й армий, выйдя к Днепру и на Чёрное море.

Появились предпосылки к блокированию частей Южного фронта, обороняющего Бессарабию. Лишь героическое и умелое сопротивление 95-й стрелковой дивизии дало возможность вывести часть сил к Крыму и Запорожью. Началась подготовка к обороне Одессы, и 5-8 августа в городе были опубликованы два приказа. Первый принадлежал Ставке Верховного Главнокомандующего: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая Черноморский флот». Второй – начальнику гарнизона города Одессы, контр-адмиралу Жукову, где говорилось о введении осадного положения.

19 августа, в момент подхода немцев из-под Тирасполя и успешного отхода советских пограничников от советско-румынской границы, был создан создан Одесский оборонительный район – ООР. В его состав входили войска Одесской военно-морской базы и Приморская армия, созданная из 25-й и 95-й стрелковых дивизий, 1-й кавалерийской дивизии и батальона морской пехоты во взаимодействии с 42-й и 44-й отдельными артиллерийскими дивизионами береговой обороны, располагавшими 54 орудиями калибра от 45 до 203 миллиметров.  С воздуха Одессу защищали 60 И-16 и И-153, не брезговавшие и бомбово-ракетными ударами по наступающим румынским войскам.



И-16 под Одессой

Благодаря успешным действиям частей ООР и ЧФ СССР, румыны подошли к малому Аджалыкскому лиману только к начале сентября – их задерживали ожесточенные бои. Неприятель попытался взять город ночным штурмом, но 421-я стрелковая дивизия, созданная из одесситов и разрозненных воинских формирований, отбила его. Мало того, ей удалось разбить авангард двух румынских дивизий. Увы, это не спасло город и порт от непрерывных обстрелов. К исходу 4 сентября город был на грани сдачи, но к следующему дню на лидере «Харьков» и эсминце «Дзержинский» прибыл сам командующий Черноморским флотом, вице-адмирал Октябрьский, а также сводная дивизия с двумя батальонами морской пехоты и снаряжением для защитников города.



Вице-адмирал Октябрьский на крейсере «Красный Крым»

Октябрьский сразу же попал под один из обстрелов порта. Возможно, именно тогда и появились первые задумки об уничтожении румынской артиллерии и нейтрализации дивизий, наступающих на Одессу в соотношении 7:1 в пользу противника. Поэтому руководство ООР нарушило приказ маршала Шапошникова и отошло на 8 километров к Большому Аджалыкскому и Хаджибеевскому лиманам. Это увеличило плотность обороняющихся, сведя соотношение с учетом подкреплений до 4:1. Правда, «уплотнялись» и цели для вражеской артиллерии. Было ясно, что это временное решение, чтобы выиграть время для переброски из Крыма нескольких стрелковых дивизий.

В это же время нарком ВМФ запросил руководство ЧФ о возможности подготовки тактического десанта в тыл румынских войск. Предполагалось при поддержке частей ООР, ВВС РККА и ЧФ уничтожить неприятельские силы, оттянув линию фронта на 10-15 км к Малому Аджалыкскому лиману. Контр-адмирал Жуков отмечал, что при имеющихся силах провести эту операцию, равно как и оборонять Одессу длительный срок совершенно невозможно, и требовал как минимум одну кадровую дивизию.



Контр-адмирал Жуков

Много об обстановке говорят и доклады вице-адмирала Октябрьского и Верховной ставки ООР: «Батареи противника интенсивно обстреливают Одессу. За последние десять дней ООР имеет только ранеными более 12 000 человек. Местные людские резервы исчерпаны. Маршевые батальоны пополняют только убывшие части. Имеем большие потери людей, особенно в командном составе. В связи с этим снижается боеспособность. Имеем потери в боевой технике. Имеющимися силами ООР не в состоянии отбросить противника от Одессы. Для решения этой задачи – оттеснить врага и держать город и порт вне артиллерийского обстрела – срочно нужна вооруженная дивизия».

Несмотря на такие доклады, Ставка не могла внятно ответить на запросы, и только после прорыва 10 сентября обороны в районе Ленинталя и удара по Дальникам, отправила «Директиву о укреплении обороны Одессы средствами ЧФ».

Директива заключала в себе данные о том, что противник группирует силы в районе Гильдендорфа и Ленинталя для штурма с запада и юга Одессы, а также рекомендации: два-три налета авиации ЧФ, ВМФ, БО и отбить позиции до Дальников. Однако штаб ЧФ, вместо ударов по позициям румын, нанес удар по Бухаресту.

К 12 сентября советские войска оставили Скадовск и начали укреплять позиции на островах Березань и Первомайский. Противник же, к 12 сентября пытался занять хутора Октябрь и Важный, прорываясь к Сухому лиману. Русские были вынуждены отойти еще и с окраин Дальника и Болгарских хуторов. К этому времени Приморская армия была обескровлена непрерывными боями и бомбежками, и даже полная мобилизация жителей Одессы, милиции, НКВД и пожарных частей не могла существенно помочь.

К 14-15-му сентября противник ударил тремя пехотными дивизиями по Вакаражникам-Дальникам, после чего получил возможность увеличить интенсивность обстрела юго-западных окраин Одессы. Ситуация становилась критической. Части ООР начали совершать отход на 5-10 км к пригородам Одессы, в частности, к линии Санжика-Бадабай. Начались систематические обстрелы порта, в ходе которых было повреждено несколько судов и пристройки, однако это было минимальным уроном, благодаря подрыву кранов и Воронцовского маяка, которые в степной местности служили прекрасным ориентиром для обстрела порта и аэродрома, находящегося всего в трех километрах от прорыва.

Обсуждалась эвакуация авиации в Крым, так как в ходе обстрела было повреждено 4 И-16, которые, правда, удалось быстро починить службами обеспечения и поддержки ВВС РККА. Силы для ликвидации прорыва требовалось срочно перебросить, и через два часа Ставка ВГК отправила «Директиву о обеспечении ликвидации прорыва», которая требовала продержаться до подхода подкреплений – всего неделю. На помощь сразу же начала грузится 157-я дивизия из состава резерва Верховного главнокомандующего, которая двинулась из Севастополя на Одессу уже через 2 часа, 15 сентября.

Эта дивизия существенно меняла ситуацию на фронте, и штаб ООР начал разработку десантной операции, наметив район высадки – Григорьевка, как наименее укрепленный участок берега. Однако Ставка ЧФ потребовала провести операцию на 5 дней раньше запланированного – 16 сентября. Так, ночью предписывалось после обстрела крейсером «Красный Кавказ» и эсминцев «Дзержинский», «Бойкий» и «Фрунзе» (на котором находился сам командующий Октябрьский) провести высадку 3-го полка морской пехоты со сторожевых катеров и вспомогательных кораблей.



Крейсер «Красный Крым»

Получалось, что дивизия только грузилась в Одессу, и внезапно уже в это время должна была проводить десантную операцию и усиливать части ООР. Более того, для усиления десанта планировалась поддержка частей ООР, которые, перейдя в контрнаступление, сломят внешний фронт и прорвутся к десанту, тем самым, полностью разгромив целое крыло румынских войск.

Это было невозможно, так как Приморская армия едва сдерживала противника, а кое-где уже и отступала на новые рубежи. Мало того, разведка докладывала, что румын усилили немецким полком и батареей крупного калибра, а так же, возможно, и целой дивизией, которая перебрасывалась на восток. Ставка ООР, отправляя в Севастополь гонца, дабы передать, что операция невозможна и дальнее наступление невозможно, и куда лучше перенести цели на 5-7 км ближе, просто для защиты гавани от обстрела. Операцию в итоге разрешили перенести на сутки, что никак не улучшало ситуацию – дивизия еще не прибыла, а значит, морпехи отправлялись на верную смерть. Внешнего удара даже «для галочки» провести было невозможно – румыны рвались к Дальникам и далее.

17 сентября ООР отправил директиву ВС ЧФ о том, что операцию проводить невозможно. Последовала просьба ее отменить до отражения атак на южном секторе обороны. Причем подготовка к операции во всех иных аспектах продолжалась: разведка, рекогносцировка и пристрелка местности, уточнялись силы и расположение войск врага. К 18 сентября в порт Одессы прибыла 157-я стрелковая дивизия и 13 рот пополнения для частей ООР. Эти части были прекрасно обучены, имели много снайперов и пулеметов, полный состав артиллерии. Важным шагом была просьба Штаба ООР не распылять силы дивизии, и такое разрешение было получено.

Правда, не хватало артиллерии – 422-й полк, прикрепленный к 157-й дивизии, оставили в Новороссийске. Только после горячих дебатов было решено направить 48-й реактивный дивизион с новейшими БМ-13 и 422-й полк для усиления частей ООР. До операции оставалось по плану еще 5 дней, местом тренировки стала Казацкая бухта, где с катеров еженочно проводились высадки с применением авиации и артиллерии, с ударами по вероятному скоплению противника. В будущем это сыграло положительную роль во время самой операции.

Тем временем, 3-й полк прибыл в Одессу 20 сентября с 6 122-мм орудиями А-19 и тремя комплектами выстрелов, а так же с батальоном танков. В этот же день Военный совет ООР заканчивал планирование операции:

21 сентября – окончание рекогносцировки местности, выдвижение на исходные рубежи.

22 сентября.

  • 1:30 – Выброска десантников-диверсантов в тылу врага.
  • 3:00 – Воздушный налет ВВС ЧФ на передовые позиции немцев и румын, открытие огня кораблями, начало общей операции.
  • 6:00 – Воздушный налет ВВС ЧФ на аэродромы и вторые эшелоны противника.
  • 8:00 – Начало наступления внешнего участка 421-й и 157-й дивизий.

Глубина моря близ Григорьевки в то время была крайне низкой. Крейсерам «Красный Крым» и «Красный Кавказ» приходилось после первого перехода отправлять десант на берег только на шлюпках, а позже и десятком катеров. Прикрывали их 3 эсминца и 5 малых охотников МО-4. В целях улучшения навигации заранее ставились светящиеся буи, служившие местом встречи кораблей, идущих на операцию. Каждому взводу был придан радист для корректировки артиллерии. Все зависело от командной сыгранности.



Погрузка десанта на борт «Красного Кавказа»

Утром 21 сентября приготовления подходили к концу, эсминец «Фрунзе» с контр-адмиралом Владимирским и 3-м полком выдвинулись к месту начала операции. «Фрунзе» с самого начала стал командным пунктом операции – на нем находился командующий с представителями Ставок ООР и ЧФ. На втором же корабле «Красный Кавказ» базировалась большая часть эскадры и военком Семин, который после выхода группы в море разъяснил секретную директиву и обратился с речью к десантникам.

На переходе по маршруту, у «Фрунзе» все шло без эксцессов, однако ближе к концу маршрута была замечена канонерская лодка «Красная Армения» без признаков жизни и с серьезными повреждениями. Позже были найдены и люди, которые успели эвакуироваться с корабля во время воздушного налета около часа назад. В обычных условиях, при опасности воздушного налета, корабли дают полный ход под дымовой завесой, пытаясь уклонится от ударов, но капитан «Фрунзе», Ерошенко решил начать эвакуацию людей, подвергая судно неминуемой опасности воздушного налета.

Результат был предсказуем – появилась группа из 8 Ю-87, которая, заметив судно, начала готовится к атаке. Бомбы падали метко, повредив баки, киль и ранив несколько матросов. Судно, потеряв кормовую зенитную установку, стало совсем беззащитным – в течении получаса были выведены из строя рули, и тонущий «Фрунзе» стал двигаться к берегу. После того, как судно легло на грунт, к нему подошел буксир «ОП-8», собрав на борт людей. На него вскоре накинулись вернувшиеся «Юнкерсы». Пикировщики с легкостью расправились с буксиром, а пытавшиеся спастись люди были добиты из пулеметов.



Гибель «Фрунзе», запечатленная с «Юнкерса»

Выжившие прятались за фальшбортом, и их вскоре принял торпедный катер. Контр-адмирал Владимирский пропал без вести, об этом стало известно в Одессе через три часа. Несмотря на значимую потерю, вернуть десантников в Севастополь не разрешили. Командование операцией было поручено капитану 1-го ранга Горшкову. Ночью пришло хорошее известие – спасательный катер собрал выживших моряков, и среди них был раненый Владимирский. Он, в бинтах и кителе, начал отдавать приказы лично на месте рандеву. План операции, несмотря на потерю утонувших документов, оставался тем же. Решили изменить лишь один пункт – крупные суда после высадки возвращались в Одессу и Севастополь. Командование было шокировано от потери целого эсминца в ходе всего лишь одного налета. Горшков, понимая, что его бригаду, прибывшую первой, могут легко обнаружить, начал высадку до подхода основных сил.

В половине второго ночи корабельная артиллерия начала обстрел противника осветительными снарядами. Прибрежные фортификационные сооружения были засвечены, и к делу подключились и осколочно-фугасные. Десантники, потратив в три раза больше времени на погрузку из-за нехватки баркасов, начали движение к берегу. Первые лодки подошли к нему через полчаса – за это время румыны успели опомниться и открыть ураганный огонь. Десантники начали нести первые, и уже достаточно серьезные потери. Кроме того, выяснилось, что глубина моря поднялась до полуметра, и бойцам пришлось тащить баркасы с пулеметами и 45-мм орудиями вручную по пояс в воде, под пулеметным и минометным обстрелом. Многие пулеметы на баркасах прекращали стрелять от близких разрывов мин, но бойцы быстро заменяли погибших товарищей. Так, старшина Бойко, даже будучи раненным в живот, стрелял трассерами по врагу, пока не умер от потери крови.

Сильно поредевшие роты врывались в окопы. В яростных рукопашных схватках бойцы выбили румын с занимаемых позиций – неприятель спешно отходил в Григорьевку. В это время с кораблей подошла вторая волна десантников. Минеры начали снимать вражеские мины и проволоку, к берегу доставлялось тяжелое вооружение.

Шальным осколком был тяжело ранен командир батальона Матвиенко, но он не пожелал уходить и был перевязан прямо на поле боя. Сама Григорьевка оказалась хорошо укреплена, и бойцы во главе с Чарупой и Матвиенко решили обойти село и ударить с фланга. Две роты морпехов ворвались в осиное гнездо и перебили окруженного противника. К 5 часам берег был зачищен и все части успели высадиться, пусть график и был сорван более чем на два часа. Потери составили 332 человека, но самое главное было еще впереди.


Онлайн Craus

  • Ветеран
  • *****
  • Карма: +8/-0
    • Просмотр профиля
Часть 2
« Ответ #1 : 12.05.2018, 21:03:25 »


Одновременно с морским десантом за деревней Шицли в тихом тылу с тяжелого бомбардировщика были сброшены десантники-диверсанты в главе со старшиной Кузнецовым. Им предстояло провести ряд смелых операций, ошеломить противника и посеять панику на коммуникациях, а главное – уничтожить проводную связь с передовой. Бойцам недоставало навыков, а для подготовки дали всего две недели, но десантники-краснофлотцы были готовы выполнить любое задание. Их хорошо снарядили – легкими пистолетами-пулеметами ППД, СВТ-40, гранатами и десантными ножами, а также наборами саперов для уничтожения линий заграждения и проводов.

Ещё в воздухе парашютисты быстро заметили морской десант, и без проблем сориентировались на местности, по ночным отсветам орудийных залпов. Неприятель же воздушного десанта не заметил.



Многих разбросало от основной группы. Например, в произведении «Батальон четверых», десантник Негреба, уничтоживший командный пункт неприятеля, встречает раненного десантника Леонтьева, а позже и еще двух бойцов – Перепелицу и Котикова. Они успешно отбивают атаку отступающих от берега румын, которые рвутся к балке.

Реальность ушла недалеко от рассказа. Эти же бойцы, встретив еще троих товарищей, напали на связистов-румынов, и обезоружив их, попытались довести пленных в расположение морского десанта. Бойцы не заметили засаду, устроенную румынами. Двое были убиты гранатами в первые минуты боя, но остальные, несмотря на тяжелые ранения, отбивались, местами переходя в контратаку. Плотный огонь пистолетов-пулеметов помог отогнать противника. Тем временем пленные напали на одного из раненых десантников, но Котиков вовремя среагировал и убил их, пока не стало поздно.

Израненный отряд стал отходить в сторону Григорьевки, но Леонтьев (тот самый раненый) не мог передвигаться дальше, и остался ждать, пока к нему не вернутся с носилками. Его уложили в воронку, перевязали, и дали десяток гранат и патроны.



Группа пошла дальше, но встретила группу румынов, отходящих от села и залегла в кусты, с опасением ожидая услышать звуки боя со стороны оставленного Леонтьева. Он, будучи грамотным бойцом, так же залег, продолжая ждать десантников. В итоге он сам добрался до них в темноте, ибо ему «стало скучно и очень тяжело одному, посему отправился на звуки выстрелов».

Десантники отнесли товарища до ближайшей деревни и остались спать в сарае. Утром местные ребятишки рассказали: в стогах сена за деревней лежат раненные румынские солдаты без оружия. Бойцы успешно их захватили и продолжили дорогу дальше, выйдя 23 сентября к позициям 3-го полка.

Другие бойцы тоже регулярно нападали на румын, отступавших от линии фронта, вызывая немалую панику. Десантники потеряли всего 20 человек, из них 9 – убитыми. Однако, основная задача – уничтожение связи между Дофиновками – выполнена не была. Не хватало разведданных. Как несомненный плюс десанта можно учесть серьёзную прибавку боевого опыта как для бойцов, так и для командования, которое училось на своих ошибках.

В это время бойцы 3-го полка корректировали поддержку с моря. Корабли метили в дамбу близ лимана, по которой передвигалась техника румын. Последние заметили корректировщика и обстреляли его из минометов, но артиллерия эсминца ответила огнем. С моря попадали как по минометам, так и по дамбе. Взорвался немецкий Опель-блиц, нагруженный боеприпасами. С неба окончательный переполох довершила пара И-16 из 69-го ИАП, самолёты которого прикрывали эсминцы от воздушного нападения.

Как оказалось, не зря – румыны решили отомстить и запросили немецкую авиацию, В полдень на корабли налетела дюжина «Штук», которые на малых высотах сумели прорвать строй девятки «Ишачков». Ю-87 разрушили часть надстроек «Безупречного». На судне начался пожар. И-16 постарались отогнать Юнкерсы, и два из них и правда отвернули. Но остальные, используя дым и неразбериху, вновь сбросили на эсминец бомбы, повредив выхлопные трубы, двигательную систему и зенитную установку. Корабль выдержал 36 попаданий и уже менее чем через десяток минут, на него стали наносить заплатки. Был уменьшен крен с затопленной части и начата буксировка малым ходом в Одессу силами эсминца «Беспощадный».



Эсминец «Беспощадный»

Эвакуировав «Безупречный» до Одесского порта, «Беспощадный» вновь вернулся и начал обстреливать румынскую переправу через лиман. В яркую и светлую погоду она была прекрасно видна в бинокли корректировщиков. Уже первые залпы превратили переход румынских войск в своеобразный тир, во время которого моряки соревновались и развлекались в стрельбе по румынским частям – ответных залпов артиллерии не наблюдалось, как, впрочем, и налетов немецкой авиации. Обстрел с судна превратился в некое подобие митинга, во время которого по громкой связи выступали многие матросы и комиссар, который не раз подчеркивал, что этим обстрелом румыны «окружены» и очень скоро их мечта пройтись по Одессе осуществится, правда с некоторыми поправками – под конвоем, в качестве военнопленных.

Развлечение прекратилось с появлением немецких пикировщиков. Прекратив обстрел, эсминец на полной скорости рванул к соседям, стреляя по самолётам из всего, что было – на него рванула целая эскадрилья пикировщиков. Опыт командира Негоды, которые решил полагаться не на скорость, а на маневренность, спасли корабль в первые атаки – бомбы падали впереди по курсу, не нанося урона.

Появилась  пара И-16, и бой превратился в свалку. Десятки бомб летели на лавирующий «Беспощадный», пытавшийся спастись всеми средствами. Две бомбы разбили нос корабля, надорвав его, а позже немцы попали и по торпедному аппарату. В дыру с дизелями покатились торпеды, которые, к счастью, не взорвались. В корабль хлынула вода. Сам Негода был ранен и потерял сознание. Очнувшись, и будучи единственным живым на мостике, он скомандовал «полный вперед». Превращённый в решето эсмиинец начал быстрый набор воды и с ходу погрузил нос на полтора метра. Но в это время у немцев закончились бомбы.



Г.П. Негода в сентябре 1941

Бой окончился. «Беспощадный», имея повреждения фактически во всех узлах, стал задним ходом отходить в сторону Одессы. И-16 проводили судно до порта, а затем вернулись на аэродром. Эсминец «Бойкий» взвалил на себя всю тяжесть артиллерийской поддержки, открыв максимально интенсивный огонь из о всех орудий.

Истребительная и штурмовая авиация ЧФ еще ранним утром нанесла бомбовый удар самолётами Ил-2 и И-153 по Чаплинке. Низкая высота полета штурмовиков, внезапность удара и успешная работа самолетов прикрытия сделали своё дело. На земле немцы потеряли десять машин и склад с горючим, а на взлете «Ишачки» сбили еще два «Мессера». Атакующие потеряли всего одну машину, летчик которой успешно выпрыгнул на парашюте в районе действия своих войск. В последующем было найдено еще два аэродрома, с только прибывшими немецкими истребителями и пикирующими бомбардировщиками.

Туда тут же отправилось три звена Ил-2 и «Чаек». Те, не имея бомб, которые были отложены для поддержки десанта, орудовали пулемётно-пушечным огнём. Расстреливались самолеты и, главное, палатки с летными экипажами. Горели и топливные склады, на которые не пожалели те немногие доступные авиабомбы.

Бомбардировщики Черноморского флота тем временем успешно бомбили резервы румын, находящиеся за лиманами. Истребители пытались поддерживать пехоту, но получалось плохо – десант все время маневрировал и летчики теряли бойцов из виду.

Наступление из Одессы, которое пошло за полчаса после высадки десанта было почти сорвано артналетом румын, догадывавшихся о планах советского командования поддержать десант с внешней части фронта. Тогда в бой пошла 157-ая дивизия с поддержкой «танков» и НИ-1 («На испуг-1») и 421-ая, не имевшая даже такого бронированного усиления. 157-ая дивизия успешно прорвала линию обороны и Гильдендорфу, а 421-ая застряла на пути к Фонтанке, где всё было плотно заставлено пулеметными точками и долговременными противотанковыми позициями. Только к концу дня к дивизии перебросили полк резерва и НИ-1, которые сумели прорвать оборону, занять господствующие высоты и двинутся вдоль шоссе на Николаев в сторону десантников.



«Танки» НИ-1 были всего лишь обшитыми бронёй вооружёнными тракторами

Дивизия сильно растянула фланги, так как правосторонние части долго не могли прорвать оборону. К середине дня генерал Сафронов отдал приказ о приостановке наступления.

В это время третий полк успешно прорывался навстречу 421-й дивизии в направлении Чабанки и Новой Дофиновки, где уже успели заметить артиллерийские позиции немцев, те самые, которые обстреливали Одессу. Разведчики полка, которые засекли орудия, сумели пробраться к ним и захватить батарею с боеприпасами. Именно эти пушки позже и провезли по улицам Одессы с надписью «Она стреляла по Одессе. Больше стрелять не будет!».



Больше стрелять не будут!

На других позициях румыны держались более уверенно. Например, в Чабанке, где находился штаб румынской армии. Именно эти части оказали ожесточенное сопротивление, и только артиллерия флота и Приморской армии сумела подавить огневые позиции неприятеля. К исходу дня Чабанка, Старая и Новая Дофиновки были освобождены. К этому времени с запада уже подошли «танки» 157-й дивизии, и десант соединился с основными силами.

421-ая дивизия с большим трудом заняла агротехнический комплекс, окончательно развалив позиции румын. Дальнейшее продвижение по трассе в сторону Николаева было остановлено – дивизии были и без того обескровлены, а противник мог начать наступление на западном и южном фасе Одесского оборонительного района. Именно туда и начали переброску 157-й дивизии. 3-й полк морской пехоты включили в состав 421-й дивизии, которая заняла позиции в районе Большого Аджалыкского лимана, оставив Дофиновку и Чебанку.

Итогом операции может служить тот факт, что уже в этот день без каких-либо опасений в порт вошли первые грузовые корабли с минометным дивизионом на борту. Площадь Одесского оборонительного района увеличилась на 100-120 квадратных километров, что полностью обезопасило город и бухту от любых артиллерийских налетов.

Румынские части потеряли более 2 тысяч человек. Не менее трех дивизий было отведено в Румынию на пополнение, в то время как большая часть советских войск, вовлеченных в операцию, продолжала оставаться боеспособной. Это сыграло роль и на других участках оборонительного рубежа Одессы – более двух суток румыны не предпринимали никаких действий в отношении города с юга и запада. Более того, силы, готовящиеся для штурма города, срочно перебрасывались на восток – командование противника опасалось развития наступления на Николаев.

Красная армия получила богатейший опыт на непривычном театре боевых действий, осознала массу ошибок – как, например, отсутствие барж и лодок. Выяснилось, что на коротких дистанциях нужны не винтовки, а пистолеты-пулеметы. Командование отрезвило и потопление эсминца «Беспощадный», произошедшее из-за отвода крейсеров, хорошо обеспеченных зенитными орудиями, а так же из-за плохого взаимодействия с ВВС. Сами летчики изучали тактику во взаимодействии с зенитным огнем кораблей.

Так же учли и тот факт, что 157-ая дивизия была явно пересилена в сравнении с 421-й дивизией, что привело к высоким потерям со стороны последней и выходу 13-й пехотной дивизии румын из района наметившегося окружения. Румыны же показали высокие боевые способности в оборонительных боях, особенно со стороны внешнего оборонительного обвода.

Комбинирование кораблей, авиации и морской пехоты, придуманное еще до войны, оказалась удачной идеей. В последующие операции концепция совершенствовалась, поэтому жертвы, принесенные в ходе Григорьевского десанта, нельзя назвать напрасными. Увы, но ценный опыт на войне часто оплачивается кровью. Это был самый первый комбинированный десант Красной армии (и флота), и именно поэтому он стал самым трудным. И он же стал первой победой русских во Второй мировой войне.

Источник

 


* Интересно почитать

* Поиск по сайту


* Последние сообщения

topic Копытный подводник: как северный олень попал на британскую подлодку
[История]
Craus
Сегодня в 21:46:45
topic Как безопасно снять яхту с мели
[Машинный телеграф]
Craus
Сегодня в 21:41:46
topic «Штормовая подготовка» Теоретическо-практический курс для яхтсменов
[Куда пойти учиться]
bigbird
Сегодня в 15:48:43
topic Весельная лодка «АКРОС» отправлена в Новую Зеландию
[Машинный телеграф]
Craus
24.09.2018, 20:08:26
topic Как создаются настоящие яхты. Часть 3
[Техника]
Craus
24.09.2018, 19:55:54
topic Магия чисел
[О Sail-Friend.ru]
bigbird
23.09.2018, 22:45:31
topic Новая парусная яхта Oceanis 46.1 приходит на смену бестселлеру Oceanis 45
[Техника]
Craus
23.09.2018, 21:58:54
topic Яхтинг + Караванинг теперь доступны в одной упаковке!
[Техника]
Craus
23.09.2018, 21:52:22
topic Спущен на воду новый Contest 85CS
[Техника]
bigbird
23.09.2018, 04:18:16
topic Gloden Globe Race: до мыса Доброй Надежды добрались вдесятером
[Регаты и Матч-рейсы]
Craus
22.09.2018, 21:52:26
topic Вторая жизнь погибшего линкора
[История]
Craus
21.09.2018, 20:31:35
topic Последний бой эсминца «Фрунзе»
[История]
Craus
21.09.2018, 20:24:01

* Двигатель торговли

* Активные авторы

Craus Craus
1671 Сообщений
bigbird bigbird
1382 Сообщений
Grumete Grumete
314 Сообщений
root root
270 Сообщений
Xollms Xollms
63 Сообщений

* Кто онлайн

  • Точка Гостей: 61
  • Точка Скрытых: 0
  • Точка Пользователей: 1
  • Точка Сейчас на форуме:

* Календарь

Сентябрь 2018
Вс. Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб.
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 [25] 26 27 28 29
30

Нет ближайших событий.

* Ваша Реклама

Здесь может быть Ваша реклама!

* Мы на Pinterest

SMF spam blocked by CleanTalk
Защита SMF от спама от CleanTalk
SimplePortal 2.3.6 © 2008-2014, SimplePortal